Биологические предпосылки доминантного поведения и половых различий

Имеются данные о том, что мужские и женские половые гормоны вызывают изменение статуса животных. Но по-разному проявляется их действие на самцов и самок.

Так, самцы-крысы с высоким уровнем тестостерона (мужского полового гормона) обычно имеют высокий иерархический статус в сообществе. При кастрации они теряют этот статус. При этом искусственное введение тестостерона восстанавливает их прежний высокий статус (см. Хайнд Р., 1975).

Зато введение эстрогена (женского гормона) кастрированному самцу шимпанзе приводило к понижению его иерархического статуса. Проведение той же операции с кастрированной самкой, напротив, повышало ее статус (возможно, в связи с набуханием ее половых органов (Хайнд Р., 1975)).

Так что, возможно, доминирует особь не с мужскими гормонами, а с ярко выраженной половой принадлежностью, а возможно, это связано с сексуальной привлекательностью – увеличением «фемининности» во втором случае и уменьшением «маскулинности» – в первом.

И все же доминантность более привлекательна, чем подчиненность. Самки мышей выбирали в качестве сексуальных партнеров именно доминантных, социально активных (т. е. с ярко выраженными «вожаческими» признаками. – Т. Б.) и превосходивших подчиненных самцов по своим сексуальным возможностям (Tominara К., 2005).

Были обнаружены и другие врожденные механизмы доминантного поведения.
Американские исследователи Г. Клювер и П. Бьюси в 1937 г. провели эксперименты на обезьянах: после удаления миндалины (вместе с височными долями) у животных исчезла всякая агрессивность, в том числе нужная для: а) самозащиты и б) поддержания своего статуса во взаимоотношениях с другими особями. Они также стали менее осторожными и сексуально неразборчивыми (не отличали опасные сигналы от безопасных и пригодного полового партнера от непригодного).

Дальнейшие исследования подтвердили роль миндалины в социальном поведении млекопитающих и приматов в частности. Ее удаление приводило к нарушению этого поведения, поскольку она оказалась связанной с декодированием эмоциональных сигналов (собственных и других особей (Данилова Н. Н., 1998)).

Демонстрация доминантности («иерархические устремления») у животных разных видов, а также и у человека, считает К. Лоренц (1994), является не простым совпадением, а конвергентным приспособлением.

Но в целом дело обстоит не так просто. Хотя наличие «вожаческих» качеств частично может быть врожденным, в том числе и у высших обезьян, все же процесс становления вожака, как доказала Н. А. Тих (1970), является сложным и эти качества должны сформироваться у вожака в процессе накопления опыта взаимодействия с членами сообщества. Будет ли вожак восприниматься таковым, зависит от того, примут ли его члены стада.

И хотя обнаруживается порой большое сходство между отношениями доминирования у некоторых приматов и детей (Омарк с коллегами, к примеру (Maccoby Е. Е., Jaclin С. N., 1978)), вопрос о существовании «гена вожачества» пока остается открытым. В любом случае, важен и фактор обучения.

Тем не менее наличие биологических предпосылок лидерства не стоит отрицать. Они проявляются в существовании в мире животных: а) иерархической структуры; б) процессов доминирования и вожачества; в) половых различий поведения доминирующих особей и вожаков.
Последнее проявляется в различных возможностях стать вожаком у самца и самки и в различном сочетании «вожаческой триады» (термин наш: имеется в виду доминантность, агрессивность, сексуальность. – Т. Б.): для самца наличие такой триады качеств увеличивает вероятность достижения им вожаческого статуса, для самки же такое сочетание скорее осложняет возможность получения и исполнения ею роли вожака. В дальнейшем мы увидим, что и в человеческих группах такие различия можно наблюдать у лидеров разного пола.

Модели поведения вожака

Резюмируя все сказанное выше в этой главе, мы считаем, что можно говорить о вожачестве как о сложном и неоднородном феномене, а также о наличии не одной, а нескольких моделей вожачества в зависимости от того, кто является вожаком сообщества и какими качествами он обладает.

Первая модель: основная (или конкурентная). Вожаком является зрелый самец, отличающийся доминантностью, повышенной сексуальностью и умеренной агрессивностью, а также, учитывая его привилегии, – «эгоистичностью». Претендент получает статус вожака в условиях острой конкуренции, отсюда и соответствующее название.

Однако если эта модель не действует (отсутствует такой претендент или он болен), могут быть задействованы другие модели – дополнительные.

Вторая модель: вожаком является зрелая самка, свободная от материнских обязанностей и находящаяся в условиях полового покоя – временно или постоянно (в случае бесплодия или преклонного возраста). Доминантность и агрессивность аналогичны таковым у самца в первой модели, и поведение самки часто напоминает поведение самца – это «маскулинная» модель.

Третья модель: вожаком является зрелая самка, имеющая детенышей. Она становится вожаком в вакууме вожачества (отсутствуют представители предыдущих двух моделей: зрелый самец или зрелая самка с чертами самца), ее поведение типично для самки, поэтому эту модель можно назвать«вакуумной», или «фемининной». С появлением других претендентов (представителей первых двух моделей) самка-вожак уступает им роль вожака.

Четвертая модель – подростковая (встречается крайне редко, и то – в неволе, иначе сообщество животных может погибнуть ввиду того, что вожак не справляется со своей ролью) – вожаком является молодой самец или подросток.

Пятая модель – «кооперативная», «альтруистическая». Вожак (один или несколько) демонстрирует в своем поведении не «эгоистическую», а «альтруистическую», «кооперативную» модель поведения. Кооперация вожаков проявляется у ряда животных (у гиеновых собак, львов и гиен) при совместной охоте:

♦ при отборе жертвы;

♦ во время преследования ее (вожаки сменяют друг друга, разделяя между собой тяжесть длительной погони);

♦ при дележе добычи (ее делят на всех членов сообщества, оставляя часть молодняку и «воспитателям» (Мак-Фарленд Д., 1988)).

Думается, что пол вожака здесь не очень важен. Действовать в рамках подобной модели может и самец-вожак – в зависимости от условий существования сообщества. Разумеется, моделей может быть и больше. Но литературные данные, проанализированные нами, позволяют выделить наиболее типичные и часто встречающиеся пять моделей.

Вопрос о выборе модели решается, по-видимому, не только вожаком. Выше мы уже говорили, что должно существовать равновесие между преимуществами и недостатками наличия вожака. И если сообщество проигрывает от его чрезмерно деспотического поведения, происходит смена вожака или изменение вожаческой модели.

В исследованиях отечественных зоопсихологов можно увидеть описание не только агрессивной, «эгоистической», но и иной – кооперативной модели вожачества. Модели эти не обязательно должны быть конкурирующими, а могут дополнять друг друга.

Мы убедились, что феномен вожачества является биологически ценным для существования вида.

А имеет ли лидерство культурную ценность? Как изменилось оно под влиянием культуры? С каким полом связано лидерство? Эти вопросы мы и собираемся рассмотреть в последующих главах.

Мы попытаемся показать, что и в человеческой группе можно увидеть модели поведения лидера, аналогичные тем, что мы рассмотрели в данной главе. На протяжении многих лет разрабатывалась одна модель – конкурентная. Но в последнее время появилось представление и о других моделях.

Выводы

Животных делят на два вида – территориальные и социальные. Последние образуют сообщества. Имеются определенные выгоды и недостатки объединения животных в сообщество и факторы, способствующие такому объединению.

К. Лоренц выделил четыре типа сообществ: анонимную стаю; сообщество без любви; гигантскую семью; группу (только в последней имеются иерархия доминирования-подчинения во взаимоотношениях и вожак).
В каждом сообществе есть иерархическая структура распределения статусов его членов.

Проявления и признаки иерархической структуры: порядок и количество еды; наличие преимуществ в размножении; индивидуальная дистанция; правила прикосновения; право обучать других; победа в конфликтах; наличие жестов покорности одних по отношению к другим животным; территориальное расположение особей и др.

Признаки доминирующей особи: захват корма; демонстрация мужской половой позы; активность и инициатива в играх и обыскивании; притеснение партнера; любопытство к новому; неуступчивость партнеру; большие размеры и вес тела; лучшее развитие клыков; большая склонность к борьбе; склонность (или ее отсутствие) к физическому насилию; агрессивность; отвага; старожил; повышенные сексуальные возможности.

Функции вожака: поддержание системы доминирования-подчинения; регулирование внутривидовой агрессии, взаимоотношений между членами сообщества, процесса размножения и сексуальной жизни; самоограничение численности сообщества и обеспечение его стабильности в целом и стабильности его социальной организации; определение статуса новичка; защита слабых; повышение статуса низкоранговых особей; раздел территории и деление пищи; цементирование сообщества в критические для него периоды; обучение членов сообщества своему опыту; поощрение и наказание членов сообщества.

Доминирование в супружеских парах – встречаются три варианта: доминирование самца, доминирование самки или «равенство полов».
Возраст вожака – зрелый или пожилой. Пол вожака: самец может являться вожаком трех типов (всего стада, группировки или помощник вожака), самка же – только двух (очень редко она бывает вожаком всего стада).

Пол и возраст вожака взаимосвязаны. Чаще всего и взрослый самец, и взрослая самка доминируют над представителями своего пола. Первый может доминировать и над зрелыми самками, но самка – никогда – над зрелыми самцами.

Другие качества, необходимые вожаку: хорошие бойцовские показатели; повышенная сексуальность и привлекательность; свойства, обеспечивающие успех во взаимоотношениях с другими членами сообщества.

«Привилегии» и «лишения» вожака должны быть сбалансированы, чтобы его наличие было оправданным для сообщества; «лишения»: снижение приспособленности, постоянная опасность, угроза со стороны врагов и конкурентов; «привилегии»: доступ к пище, воде и к самкам; лучшее местонахождение на территории, занимаемой сообществом; преимущества во взаимоотношениях с другими членами сообщества (возможность завести помощников и фаворитов).

В стаде обезьян наиболее часто «фаворитами» становятся: предпочитаемая самка как сексуальный объект самца-вожака; самка с грудным младенцем; сын самки-вожака и беззащитный детеныш-сирота.

Выделено 23 типа вожаков по 8 основаниям: по степени влияния на сородичей; по возрасту; полу; количеству особей; темпераменту; по степени доминирования и деспотизма; по широте охвата влияния; по успешности выполнения роли вожака.

Проблема пола вожака – проявление полового диморфизма в мире животных. Она важна там, где ярко проявляется половой диморфизм.
Хотя вожак и выполняет ряд своих функций благодаря агрессивному поведению, нет оснований считать, что самец становится вожаком стада благодаря этому качеству (он лишь умеренно агрессивен), а самка, якобы уступая ему в этом отношении, имеет меньше возможностей занять позицию вожака (данные не свидетельствуют о преимуществе самцов над самками в агрессивности).

Существуют половые различия в сексуальном поведении животных, и они связаны с полом вожака. Выделяют четыре основных типа сексуальных отношений между полами: промискуитет, полигиния, полиандрия, моногамия. Факторы, влияющие на тип этих отношений: забота о потомстве; благоприятность-неблагоприятность условий их жизни; половой отбор (борьба за самок и борьба за самцов).

Дарвиновское понимание полового отбора дополнено современными социобио-логами: 1) гипотеза Р. Триверса о различных репродуктивных способностях у особей разного пола и связанных с ними разных стратегиях полов в сексуальном поведении; 2) гипотеза Р. Фишера о наследовании сексуально привлекательных признаков; 3) гипотеза Доукинса о четырех моделях сексуального поведения: «скромная» самка, «легкомысленная» самка; «верный» самец и самец-«волокита».

Существует определенная связь между сексуальностью и агрессивностью: у самца сексуальность сочетается с агрессивностью (страх же подавляет ее), а у самки – со страхом (агрессивность же подавляет сексуальность).

Имеются данные и о связи сексуальности и доминантности: 1) у самца – высокая сексуальность, при прочих равных условиях, обеспечивает ему высокий (и даже высший) ранг в сообществе; 2) у самки – сексуальность и фертильность делают ее привлекательной для вожака и других доминантных самцов и повышают ее статус (она может быть вожаком группировки или фавориткой вожака стада), но мешают ей стать вожаком целого стада.

И в целом: у самца – гармоничное сочетание «вожаческой триады» (доминантности, агрессивности, сексуальности), у самки – реципрокные взаимоотношения между свойствами этой триады (агрессивность препятствует сексуальности, а сексуальность снижает агрессивность и вероятность стать вожаком).

В современных исследованиях выявлены данные о наличии биологических предпосылок (склонность к доминированию и вожачеству) и половых различиях в этом плане. Однако важны и другие факторы: не просто проявление «вожаче-ских генов», но и обучение вожака, и принятие его сообществом.

Сложность этого явления позволяет предполагать существование не одной, а нескольких моделей вожачества: 1) наиболее часто встречающейся – конкурентной (вожак – зрелый самец, с выраженной «вожаческой триадой»); 2) «маскулинной» (зрелая самка в условиях полового покоя и с внешним поведением самца – доминантным и агрессивным); 3) вакуумной, или «фемининной» (зрелая самка с детенышами временно вынуждена выполнять вожаческую роль); 4) подростковой (молодой самец или подросток); 5) «кооперативной», «альтруистической» (пол вожака здесь не очень важен; черты поведения не «эгоистические», а «альтруистические»).

Источник: Учебное пособие «Психология лидерства», Т.В.Бендас

Поделиться: